ГАЗЕТА МОСКОВСКОГО ИНЖЕНЕРНО-ФИЗИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА (ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА)

Издается
с 1960 года




БРАВЫЙ ЗАВКАФЕДРОЙ

   Полковник
Юрий Александрович Кушнарев
три года назад возглавил в МИФИ
военную кафедру.
До этого был начальником военного гарнизона.

   Как он признается, не мог не стать военным: «Отец - офицер. Все детство я провел в разных гарнизонах и не представлял себе другой жизни. Очень нравилась обстановка там, взаимоотношения между людьми. Да и профессия военного была очень уважаемая: защитник Отечества! Живы были офицерские традиции».
   Не пройдя по конкурсу в военное училище, пошел в армию. Служил в учебном центре подготовки сержантов. Через полгода получил специальность - командир танка.

   — Юрий Александрович, когда служили рядовым, дедовщины не было?
   — Были какие-то сложности. Но без явных искривлений. Такого, чтоб издевались, заставляли стирать за собой и т.д., таких, как сейчас, «зековских» отношений не было. У нас старослужащие учили молодых профессии. Во всяком случае там, где я служил. Гонять нас гоняли: не можешь подтягиваться – занимайся, не можешь поднять танковый затвор весом 52 кг (в тесном танке его нужно было вытащить из пушки, потом вставить) – тренируйся, пока не получится.
   — Дедовщина идет с гражданки?
   — Я считаю – да! Кто сейчас идет в армию? В те годы, например, не брали с условной судимостью, с приводами в милицию, наркоманов… А сейчас: погашена судимость – берут. Армия не заинтересована в неуставных отношениях, но она одна справиться с ними не сможет. Этим вопросом должно заниматься все общество.
   — Не в силах офицеров?
   — Во-первых, офицеры стали несколько другими. Им не до воспитания солдат. Они приходят на службу с мыслями, как накормить семью, как решить семейные проблемы. Лейтенанту платят где-то 5500 рублей. Дальше идут надбавки: за выслугу лет, за секретную работу и еще какие-то. Но все равно немного. Если холостой – еще ничего. А если неработающая жена, ребенок… Поэтому требовать от них, чтобы дневали и ночевали в казарме, нельзя..
   Отслужив год, подал заявление в военное училище. Его приняли. После окончания получил два диплома: о среднем военном образовании и о высшем гражданском. Потом – служба.
   — Где Вы служили?
   — Где только не служил. В Германии в Группе советских войск, сначала в мотострелковом батальоне, потом в разведывательном… Потом – в Казахстане, в Караганде. После Караганды поступил в Военную академию имени Фрунзе в Москве. Окончив ее, получил направление в войска 12-го Главного управления. Служил под Иркутском, в Хабаровске, на Урале в Златоусте. С Урала – в Комсомольск-на-Амуре. Потом – опять под Иркутск, начальником военного гарнизона.
   — В общем, жизнь на колесах. А квартиру Вы получили?
   — Нет, живу в московском гарнизоне в Очакове. У нас комната, разделенная на две – на первом этаже. На втором – солдатские казармы. Так что, армия мне в материальном плане ничего не дала, кроме месячного денежного довольствия. Через несколько лет обещают квартиру.
   — Супруга Ваша на это не жалуется?
   — Иногда, конечно, речь заводит. Но она у меня тоже человек военный, так что все понимает. Главное – живем дружно. Сын заканчивает МИФИ. Неделю – в общежитии, а на выходные приезжает домой. Стелим ему на полу матрац – места нет. Дочка ходит в школу – в 10-й класс, к походным условиям таким вполне привыкла.
   — Сыну Вашему армия нравится?
   — Нравится. Но решили, что сначала получит гражданское образование, а там видно будет.
   — Юрий Александрович, если честно, что дала Вам армия? Стоило ли столько лет служить Отечеству, которое за многолетнюю службу не может предоставить хотя бы маленькую квартирку?
   — Что дала мне армия? (Помолчал). В человеческом плане много: она сформировала меня. Я, например, не могу обманывать, не могу украсть, не могу быть безразличным, если рядом кому-то плохо. Что еще? Не ухожу от ответственности и в сложной ситуации умею быть предельно собранным. Согласитесь, для мужчины это важно. Не боюсь работы. Но я начинал служить в другие времена…
   — Ну а что армия может дать сегодня, в морально-нравственном плане, молодому человеку, допустим, выпускнику МИФИ, который окончил военную кафедру?
   — Все зависит от коллектива, куда попадет. Еще есть такие военные гарнизоны, где сохранились лучшие традиции нашего воинства. Вот часть, откуда я приехал. 230 км от Иркутска. Городок из трех с половиной тысяч человек с полной своей инфрастуктурой. Соответственно, все проблемы решаются сообща. Зимой прорвало трубу отопления, так почти все население вышло помогать. То же с досугом: много людей, талантливых, организуют вечера отдыха, концерты, спортивные мероприятия. Женщины объединяются в женсоветы и помогают молодым семьям, больным и т.д. Люди живут как одна семья. Можно сказать – община. Дети поступают в военные училища и многие возвращаются служить, так что есть уже династии. Что может заменить такие человеческие отношения?
   — Но такая обстановка не везде.
   — Да, увы, не везде. Есть военные части, где морально-нравственный климат хуже, чем на гражданке.
   — На Ваш взгляд, процесс разваливания армии еще не прекратился?
   — Нет, продолжается… Да, армию разваливают. Улучшений пока нет. Здоровые очаги сохраняются за счет больших усилий некоторых военных руководителей, за счет части опытных офицеров, которые своей честной службой покрывают «огрехи» нашего государства. Не решаются проблемы, ни материальные, ни обновления военной техники, не определены направления воспитательной работы.
   — Но как же государство без крепкой армии? Вы согласны со словами Александра III: «У России нет союзников, кроме армии и флота»?
   — Согласен.
   — В Думе рассматривается вопрос о закрытии большинства военных кафедр. Ваше мнение.
   — Конечно, отрицательное! И не потому, что я заведующий кафедрой. Считаю, что, при нынешней обстановке в армии, военные кафедры закрывать нельзя. Они хоть небольшую, но приносят пользу в приобщении ребят к военному делу. Если сейчас сократить их, то потом восстановить будет невозможно. На самом деле роль военной кафедры в последние годы принизили: нацеливают на подготовку офицеров для армии. Это неправильно. Главная задача военных кафедр – подготовка резерва на случай войны, как это было раньше. Надо готовить офицеров запаса.
   — Ваше мнение о студентах МИФИ.
   — Среди обучающихся у нас очень много хороших ребят. Последние три года наших выпускников стали призывать служить в армию. 22 человека, например, были направлены в войска 12-го управления Министерства обороны. 16 из них служат в военном НИИ под Сергиевым Посадом. Пришли письма-отзывы о профессиональных и моральных качествах этих ребят. Ни одного отрицательного! Отмечается, что, если чисто военная подготовка – строевая, огневая – удовлетворительная, то профессиональная, общеобразовательная значительно лучше, чем у выпускников военных училищ. Из нынешнего выпуска призвали 15 человек.
   — Ходят разговоры об отмене студентам отсрочки от армии.
   — Ну это только разговоры. Министр обороны сказал: служить будут все — или до института или после окончания обучения.

С. Сергеева.