ГАЗЕТА МОСКОВСКОГО ИНЖЕНЕРНО-ФИЗИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА (ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА)

Издается
с 1960 года


Должны быть приоритеты

   «Студенты должны думать о науке и учебе, а не о Боге», — мнение одного нашего профессора. Но ведь сегодня этого запретить нельзя, а интерес у ребят есть. И ничего хорошего нет в том, что этот интерес будут удовлетворять сомнительные представители разных сект. Ведь сейчас за молодежью идет буквально охота.
   Еще несколько лет назад я жил в общежитии МИФИ и хорошо помню разных сектантов, приходивших обрабатывать народ. Муниты, асахаровцы, иеговисты, кришнаиты, мормоны… Вы никогда не слышали, что делают с людьми в сектах? Там идет силовое воздействие на личность, подавляют ее волю. Люди бросают учебу, семьи, пробуют наркотики, попадают в полную зависимость от так называемых «руководителей». Одну нашу студентку, у которой умерли родители, представители секты, куда она попала, убеждают переписать на них квартиру.
   В то же время известно много примеров, как с помощью православной церкви молодые люди возвращаются к нормальной жизни, поднимаясь «с самого дна». Русская православная церковь имеет тысячелетний опыт оздоровления духовного состояния человека. Например, по адресу Крутицкий вал, дом 17, уже несколько лет действует реабилитационный центр, который создал и возглавляет доктор медицинских наук, иеромонах Анатолий Берестов. Без государственной поддержки, совершенно бесплатно энтузиастами — врачами и священниками — проводится реабилитация наркозависимых. 65-75 процентов пациентов получают полное оздоровление. Есть подобные центры в Сретенском монастыре и при храме в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» на Б. Ордынке.
   Я – за строительство храма в МИФИ. Православного. Должны же быть приоритеты. Тот, кто изучает внимательно историю нашей страны и считает себя русским человеком, думаю, понимает, что это важно. Можно не быть верующим (говорят, вера – это дар Божий), но, образованный человек должен знать суть религии, которая живет в России тысячу лет и является основой нашей культуры.
   А что касается других конфессий, то среди подписавших письмо в поддержку строительства храма, а также устно одобривших эту идею, были люди мусульманской веры. «Бог – един, — говорили они, — а храм – это святое место».
   Давайте построим храм. В память об ушедших из жизни мифистах, которые вложили часть своей души в МИФИ. Пусть кто-то из них верил, что Бога нет, а кто-то сомневался, но признаться в этом так и не решился, – уверен, никому из них создание храма не повредит.
   А для здравствующих мифистов… Для неверующих – пусть он будет как музей, где есть мемориальная доска, книга Памяти. Верующие будут молиться о всех нас, о МИФИ, о России. Что в этом плохого?
   Лучше, объединив усилия, подумать: кто чем может помочь. И общину создать, чтобы это действительно был мифистский храм.
   А может, построить его за оградой, рядом с институтом: как мне говорили, некоторые выпускники МИФИ, работающие в соседних организациях, уже переживают, что не смогут посещать наш храм.

А. Тищенко,
младший научный сотрудник МИФИ.