ГАЗЕТА МОСКОВСКОГО ИНЖЕНЕРНО-ФИЗИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА (ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА)

Издается
с 1960 года


ВИРТУАЛЬНЫЕ ХИРУРГИ


Научный руководитель В.А. Костылев:
«Я открыто этим студентам говорю:
Мы должны из вас сделать профессоров,
притом за несколько лет.
Чтобы вы кадры для страны готовили».

На снимках:
• РОНЦ им. Н.Н. Блохина.
• Екатерина Сенокосова и Надежда Мухина, студентки пятого курса кафедры 1 МИФИ. Идет подготовка рентгеновского стимулятора для приема больных. Фото С. Николаева.

В Онкологическом центре Н.Н. Блохина очень надеются, что студенты МИФИ — будущие медицинские физики — останутся у них работать и после защиты дипломов.

Наша газета уже сообщала («И-Ф», № 9-10), что шесть студентов факультета «Т» выиграли грант, дающий возможность в течение года заниматься научной работой, на выполнение которой каждому выделено 200 тысяч рублей.

Напомним: Ассоциация медицинских физиков РФ, НИИ клинической онкологии, Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, кафедра ускорителей МГУ и кафедра 1 МИФИ провели конференцию «Медицинская физика и радиационная онкология» в рамках программы «Участник молодежного научно-инновационного конкурса-2007» («УМНИК»). В результате обсуждения докладов выпускников медицинских вузов, студентов МИФИ и молодых ученых МГУ комиссия выдвинула восемь кандидатур на присуждение грантов. Из них шесть - студенты МИФИ: Надежда Мухина, Мария Прусова, Мария Романычева, Екатерина Сенокосова, Олег Перемолотов - кафедра 1 и Татьяна Крылова - кафедра 35.

Ребята побывали у нас в редакции. Мы познакомились и попросили их коротко рассказать о себе.

«УМНИК» И «УМНИЦЫ»

Екатерина Сенокосова:

— Я окончила Московский центр образования №1858. Поступила в МИФИ с целью заниматься именно медицинской физикой. Узнав на кафедре про этот проект программы «УМНИК», решила в нем участвовать.

Моя задача — разработка методики количественной оценки степени распространенности опухолевого процесса по результатам ультразвукового исследования, компьютерной томографии и магнитно-резонансной томографии. Необходимо провести анализ данных, получаемых с различных диагностических аппаратов, и создать комплекс программ, который позволит выбрать оптимальное сочетание методов диагностики той или иной локализации опухолей.

...Какие увлечения помимо учебы? Вот уже год занимаюсь параллельно в ЭАИ, чтобы получить второе высшее образование, поэтому свободного времени практически не остается. Зато лето люблю проводить на нашей мифистской базе отдыха «Волга», где можно активно отдохнуть.

Олег Перемолотов:

— В МИФИ поступил после окончания лицея 1523. Очень привлекло направление по медицинской физике. Свое будущее хочу связать с медициной. Лучевая терапия сегодня очень востребована и у нас в стране, и во всем мире.

Сейчас на мировом рынке ускорителей есть три основные фирмы, которые их выпускают. Но, приобретая у них оборудование, нельзя получить его объективную оценку. Моя задача — в первую очередь досконально изучить устройство линейных ускорителей электронов. Подобрать параметры, по которым они будут сравниваться. С помощью экспертов определить взвешивающие коэффициенты для этих параметров. И благодаря разработанному теоретическому аппарату, сравнить линейные ускорители электронов (ЛУЭ).

...В свободное время играю в музыкальной группе. Посещаю курсы, организованные фондом «УМНИК», связанные с моей научной работой.

Мария Прусова:

— В МИФИ пришла после лицея 1511. В программе «УМНИК» моя работа связана с контролем качества систем планирования лучевой терапии. Это важное направление в медицин­ской физике.

Сейчас занимаюсь разработкой комплексной программы проведения физико-технических, дозиметрических, клинических и организационных мероприятий с учетом индивидуальных особенностей организма больного с дальнейшим наблюдением за состоянием его здоровья. Необходимо выработать методические указания, которые позволят значительно уменьшить источники погрешностей при планировании облучения.

Окончила в МИФИ курсы технического английского, сейчас посещаю курсы минэкономразвития.

Мария Романычева:

— В МИФИ поступила после окончания лицея 1511. На кафедру 1 пошла осознанно: нравится и физика, и медицина. Моя тема в проекте «УМНИК» — исследование возможностей протонной терапии и разработка рекомендаций по внедрению ее в России.

К сожалению, данное направление активно развивалось у нас в стране только до 1991 года, и сейчас мы сильно отстаем на мировом уровне. Это эффективная форма лечения, менее дорогая и травматичная, чем химиотерапия. Моя задача — изучить рекомендации, составленные ранее в других странах и адаптировать их для России с учетом особенностей нашего менталитета и финансирования.

Кроме работы и учебы хожу на курсы английского языка.

Надежда Мухина:

— Я окончила школу №1 г. Фрязино, физико-математический класс. Уже поступая в МИФИ, думала учиться на медицинского физика. Рада, что мы с ребятами выиграли этот грант.

Тема моей работы — исследование и усовершенствование технологий внутриполостной лучевой терапии. Данная задача актуальна, так как этот метод является одним из основных при лечении злокачественных опухолей в гинекологии.

Сейчас уже началась напряженная научная работа. Кроме нее занимаюсь репетиторством по математике со школьниками.

Татьяна Крылова:

— Я окончила московскую гимназию №1515 и поступила на факультет «Т». После второго курса, можно сказать, случайно попала на кафедру «Медицинская физика», 35. Но сейчас не только не жалею, что моя жизнь связана с этой областью, но безумно рада.

Через друзей с кафедры 1 я попала на практику в Онкологический центр, где теперь еще и работаю. Тема моего исследования в рамках программы «УМНИК»: «Применение термолюминисцентных дозиметров (ТЛД) при in-vivo дозиметрии, в том числе при тотальном облучении тела человека». Кроме этого занимаюсь программой пересылки ТЛД, проводимой под эгидой МАГАТЭ.

Помимо научной деятельности люблю пробовать себя в разных сферах: занимаюсь спортом, читаю художественную литературу. А еще увлекаюсь футболом и болею за любимую команду ЦСКА.

Студенты уже начали работать в Онкологическом научном центре им. Н.Н. Блохина. Они попросили через газету поблагодарить всех работников отделения лучевой топометрии и клинической дозиметрии за внимание и поддержку. «Особенно хотим отметить заведующую отделением Татьяну Владимировну Юрьеву. Она помогла нам в составлении презентаций и подготовке к конкурсу. Мы и сейчас обращаемся к ней за помощью, и она никогда нам не отказывает. Большое ей спасибо!»

Сфотографировав ребят в редакции, нам захотелось увидеть их, так сказать, в рабочей обстановке, и мы договорились о встрече в Онкологическом центре.


Такой аппарат раньше назывался гамма-пушкой.


Контроль процесса облучения больного.


Пульт управления рентгеновской аппаратурой.


В кабинете клинической топометрии.


Научный руководитель А.В. Костылев и Т.Г. Ратнер с «умниками».


Зав. отделением Т.В. Юрьева.


В ОНКОЦЕНТРЕ

В назначенный день встретились с нашими героями у входа на территорию Онкологического центра.

...Студенты провели нас в помещение клиники, где в одном из кабинетов познакомили с очень энергичной женщиной.

— Татьяна Григорьевна Ратнер, — представилась она, — ведущий научный сотрудник отделения лучевой топометрии и клинической дозиметрии НИИ клинической онкологии ФГУ РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН.

На какое-то время она стала нашим гидом, потому что ребята, хоть и надели белые халаты, несколько смущались. Татьяна Григорьевна показала нам рабочие места студентов, а заодно и журнал «Медицинская физика», членом редколлегии которого она является.

— Вот это кабинет клинической топометрии. Здесь проводится предлучевая подготовка онкологических больных.

...А вот это гамма-аппарат, который раньше назывался гамма-пушкой. На нем облучают опухоль. Он требует очень квалифицированного инженерного обслуживания.

Потом нас провели по длинному коридору, в котором напротив кабинетов сидели в очереди к врачам пациенты. Через защитный лабиринт вышли в зал с высокими стенами, называемый «каньоном».

— Эти стены из барито-бетона толщиной более двух метров, который защищает нас от излучения, — пояснила наш гид. — За ними с первого по третий этаж мощные ускорители. Там тоже будут работать студенты, заниматься дозиметрией.

...А вот в этом кабинете оператор наблюдает за облучением больного в «каньоне». Определяет параметры, следит за ними, выбирает программу облучения. На этом этапе роль физика очень важна: без него врач ничего не может сделать. Именно он планирует облучение — выбирает размер, определяет положение больного и т.д.

...Беседуя, мы пришли в кабинет научного руководителя отделения, который радушно нас встретил.

СЛОВО — ВЫПУСКНИКУ МИФИ

Профессор Валерий Александрович Костылев, выпускник МИФИ 1968 года кафедры 1. Президент Ассоциации медицинских физиков России (АМФР), директор Института медицинской физики и инженерии (ИМФИ):

— Со студентами МИФИ мы работаем с 70-х годов. Еще с Виктором Ивановичем Ивановым, бывшим заведующим кафедрой 1, обсуждали и планировали эту деятельность. Мы всегда считали, что «медицинская физика» родом из МИФИ, потому что ведущие медицинские физики у нас в стране, в основном, с кафедры 1. Они работают и у нас здесь в Центре, и в Российском научном центре рентгено-радиологии, и в Московском онкологическом институте имени П.А. Герцена, в других специализированных клиниках.

Показывая рукой на ребят, сказал:

— Ну, а вот эту команду мы называем «умники». Отборная группа. Надеемся, что останутся работать у нас после окончания института. И ориентируем их не просто на квалифицированную медицинскую физику. Я открыто говорю: «Мы должны из вас сделать профессоров, притом за несколько лет. Чтобы кадры готовили для страны».

Валерий Александрович обрисовал ситуацию: сейчас, когда облучение становится эффективным методом лечения онкологических заболеваний, когда приобретается современное оборудование, самих специалистов — физиков-медиков — катастрофически не хватает. На сегодняшний день у нас в стране меньше 300 медицинских физиков, из которых лишь 20-30 квалифицированных. А нужно — 1500 специалистов, через десять лет потребуется уже примерно 6000. Очень большая востребованность в них. Для сравнения — в США более семи тысяч специалистов. Да и оборудование, которое связано с атомной медициной, с радиацией, в основном, у нас импортное. В этой области мы отстали по всем параметрам лет на 30-40.

— Но специалистов в МИФИ готовят хороших. В Центре работали и выпускники из других вузов, однако мифисты по своему образованию, менталитету здесь больше подходят: хорошее сочетание теории и инженерии. В МГУ, например, инженерия слабая.

— Сейчас идет много огромных вложений в «железо». И мы на этом фоне «деремся» с Минздравом и доказываем на конкретных примерах, что без «мозгов» эффективность использования новейшего оборудования — не более десяти процентов. Специалистов нет, потому что не платят. Сколько мы не готовим, почти все они расходятся по фирмам, становятся коммерсантами. И, конечно, свою редкую квалификацию теряют. А медицинский физик, я говорю, — это не просто физик. Это — хирург, но хирург виртуальный. В том смысле, что он и от больного всю информацию имеет, и от врача. Радиация у него как скальпель и он на компьютере моделирует схему лечения больного и предлагает ее врачу. Юридически за больного отвечает врач и проводит лечение. Но он плохо ориентируется в программах расчетов, в алгоритмах, в технике измерений. И, если нет квалифицированного медицинского физика, то это трагедия для больного. Физик отвечает за физико-техническую часть технологии лечения. Именно он должен грамотно рассчитать дозу и направить ее на опухоль, так, чтобы не облучить здоровую ткань...

Кажется, что ситуация с оплатой этих специалистов, хоть и с трудом, начинает меняться. Нам удалось добиться, чтобы в нескольких медицинских центрах, клинических больницах медицинским физикам была обеспечена более или менее достойная зарплата. Когда мы проектировали несколько онкологических объектов, сразу предупредили руководство, что, если оно не обеспечит зарплату молодым специалистам в одну-две тысячи долларов, чтобы не рассчитывали, что у них что-то будет работать. Нашим студентам, которые придут к нам работать, в этом плане, можно сказать, повезло.

На прощанье мы задали вопрос Валерию Александровичу:

— Вы не жалеете, что связали свою жизнь с медицинской физикой?

— Что вы! Наоборот! Я считаю, что мне очень повезло, потому что я фанатик своего дела. Медицинская физика для меня самое главное в жизни. Поэтому хотелось бы воспитать ребят такими же влюбленными в нее. Но все, что я вам рассказал, — наземная часть, верхушка айсберга возможностей медицинской физики. Задачи фантастические, а решаются, к сожалению, не у нас в стране. Например, в США, чем только не занимаются медицинские физики, притом на фундаментальном уровне. Физика лечит, изучает человека!

Наша ассоциация определила стратегию развития этого направления в стране. Обращаемся в правительство, к президенту, ходим по инстанциям, но пока поддержки нет. В Минздраве уже несколько лет не можем пробить, чтобы в штатном расписании была должность «Медицинский физик». Во всем мире есть, у нас нет. И в клиниках эти специалисты работают, например, в должности «Физик-электронщик». Но ведь это совсем другое направление!

Хочу обратиться к ректору МИФИ Михаилу Николаевичу Стриханову с предложением о совместных шагах по развитию в стране медицинской физики. Кафедра 1 готовит отличных специалистов, давайте приложим усилия, чтобы все они работали на нашу страну.

С. Сергеева.
Фото С. Николаева, П. Калмыкова.