ГАЗЕТА МОСКОВСКОГО ИНЖЕНЕРНО-ФИЗИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА (ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА)

Издается
с 1960 года


ПОСЛЕДНИЕ ДНИ

   Очень мужественно Виктор Григорьевич переносил болезнь. Уже год назад, в очередной раз, выходя из больницы, он продолжал приезжать в институт, участвовал в работе Совета ветеранов, проводил встречи со студентами…
   Последний, очень тяжелый, курс лечения закончился уверениями врачей во время выписки, что все прошло успешно, и пожеланиями здоровья. А оставалось жить ему… три месяца.

   Лев Николаевич Патрикеев, профессор:

   — За последние два месяца он похудел на 30 килограммов, постоянно мерз, испытывал сильные боли. Но держался героически. Это был эталон самоотверженности и силы духа: он больше переживал за жену, Эмму Яковлевну, чем за себя.
   Когда мы навещали его, он оживлялся и страшно интересовался всем, что происходило в МИФИ. За два дня до смерти спрашивал, как посетил институт вице-премьер С.Б. Иванов, как он относится к развитию науки в МИФИ и вообще к институту. Видно было: жалел, что не присутствовал там. Просил принести «Инженер-физик».
   Он чувствовал, что «уходит» и… обсудил с родными, как его хоронить, как провести панихиду, попросил пригласить хор МИФИ, чтобы спели.
   За двое суток до смерти Виктора Григорьевича, мы с Дмитрием Ивановичем Мироновым, навестили его, и, уходя, понимали, что прощаемся в последний раз. И он это хорошо понимал, и вдруг предложил: «Ребята, пока я жив, давайте выпьем по рюмочке». Правда, только дотронулся губами…
    В день смерти, врачи разрешили родным находиться около него два часа.
   Виктор Григорьевич с каждым простился, детям и внукам дал напутствия. Одно из них:
   «На подлость никогда не отвечайте подлостью! Все равно воздастся…»
   Он всех простил, на сердце у него не было зла и обиды ни к кому. Он умер как настоящий христианин.
   Он умер с любовью к МИФИ.