ГАЗЕТА МОСКОВСКОГО ИНЖЕНЕРНО-ФИЗИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА (ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА)

Издается
с 1960 года




АЛЕКСАНДР ИЛЬИЧ ЛЕЙПУНСКИЙ

   15 декабря в актовом зале МИФИ прошло торжественное заседание, посвященное 100-летию со дня рождения А.И. Лейпунского, первого декана инженерно-физического факультета МИФИ, известного физика, академика АН УССР (1903-1972 гг.). С этим именем связаны первые в СССР исследования атомного ядра и атомной энергетики. Его реакторы стали одним из главных энергетических источников для отечественных подводных лодок и установок для космических целей. Основанное им направление быстрых реакторов будет определять будущее энергетики в России.
   Огромный вклад внес А.И. Лейпунский в развитие нашего института, именно как инженерно-физического.
   «Все, что сделано в МИФИ, — подчеркнул в своем выступлении ректор Б.Н. Оныкий, — подготовлено Лейпунским. Одной из ветвей Атомного проекта было создание инженерно-физического образования. Александр Ильич был первым деканом инженерно-физического факультета МИФИ. Тогда возникло тесное взаимодействие между нашим Механическим институтом и Курчатовским». Обращаясь к студентам, Борис Николаевич сказал, что они являются наследниками достижений, созданных российскими учеными, трудом многих людей, сидящих в этом зале.
   Поделились своими воспоминаниями об А.И. Лейпунском его ученица, одна из первых выпускниц МИФИ, Почетный профессор Л.Н. Юрова, ученые из Обнинского физико-энергетического института Г.И. Тошинский, Л.А Кочетков, Ю.А. Прохоров.
   Декан факультета «Т» профессор В.Н. Беляев, говоря о том, что Лейпунским была заложена гениальная идея подготовки специалистов с практическим участием в научном производстве, привел примеры сегодняшнего дня. «Эту традицию мы продолжаем. На факультете сейчас 300 совместителей из научных организаций. Направляем туда на практику студентов. Развиваем кафедры.»
   Генеральный директор ВНИИ АЭС, член-корреспондент РАН, выпускник МИФИ А.А. Абагян поделился воспоминаниями о Лейпунском как о замечательном педагоге, о его любви и доверии к молодежи. Он подчеркнул, что важно всю культуру научного творчества, созданную А.И. Лейпунским, сохранить и передавать последующим поколениям. И заметил, что в МИФИ ее сохраняют.
   Очень тепло говорили об этом замечательном человеке Г.В. Киселев, Н.В. Лазарев и А.В. Давыдов из ИТЭФ, Е.П. Рязанцев из РНЦ «Курчатовский институт», В.В. Орлов и Л.В. Константинов из НИКИЭТ.

   А закончить сообщение о торжественном заседании хотелось бы словами из книги избранных трудов и воспоминаний о А.И. Лейпунском:
   Были показаны слайды о жизни и научной деятельности ученого, ставшего академиком в 29 лет.
   А закончить сообщение о торжественном заседании хотелось бы словами из книги избранных трудов и воспоминаний о А.И. Лейпунском:
   «Жизнь А. И. Лейпунского никогда не была легкой и безоблачной. Ему пришлось преодолеть не только массу чисто научных и технических трудностей, естественных в любом новом деле, но и пройти через неверие (не всегда искреннее) в перспективность научного направления, которым он руководил, пройти через все противоречия времени… Он имел мужество жить, не подстраиваясь к часто меняющейся конъюнктуре, оставаясь самим собой в любой ситуации, действительно самоотверженно отдавал себя делу, которое выбрал».

На снимках:
выступает ректор Б.Н. Оныкий;
организаторы заседания декан факультета «Ф» В.И. Петров
и профессор Л.Н. Юрова.

Фото С. Власова.

ДЕКАН ИНЖЕНЕРНО-ФИЗИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА

   ...1945 год. Только что завершилась разгромом фашистской Германии Великая Отечественная война. Но впереди новая тревога. США испытывают ядерное оружие и сбрасывают атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. Угроза нового военного противостояния в мире. Правительство СССР принимает решение срочно форсировать работы по атомному проекту, включая разработку и создание ядерного оружия. Новой отрасли нужны специалисты, способные не только вести научные исследования, связанные с получением ядерной энергии, но и реализовывать научные идеи и решения в технических проектах и установках.
   Организация подготовки кадров для атомной отрасли на базе Московского механического института (ММИ) поручается Александру Ильичу Лейпунскому. Трудно представить более достойную кандидатуру для решения этой сложной и чрезвычайно ответственной задачи. А.И. Лейпунский, — как и целая плеяда выдающихся советских физиков ХХ века, таких, как И.В. Курчатов, А.П. Александров, Ю.Б. Харитон, — выходец из знаменитой школы Ленинградского физико-технического института, возглавлявшейся академиком А.Ф. Иоффе. Уже первые научные работы по атомной и ядерной физике, опубликованные в конце 20-х годов, принесли ему мировую известность. В 30-е годы А.И. Лейпунский возглавляет Харьковский физико-технический институт, организует издание в СССР первого физического журнала на иностранных языках, ведет педагогическую работу, стажируется в научных лабораториях Германии и Англии. В 1934 году Украинская академия наук избирает А.И. Лейпунского своим действительным членом. А.И. Лейпунский одним из первых в стране начал исследования по нейтронной физике. В 40-е годы он ведет большую научно-организационную работу в области атомных исследований.
   При организации инженерно-физического факультета в ММИ, предназначенного для подготовки специалистов нового типа, инженеров-физиков в области ядерной физики и техники, А.И. Лейпунский использовал и развил знакомый ему опыт физико-механического факультета Ленинградского политехнического института, возглавлявшегося А.Ф. Иоффе, с учетом новых задач и возможностей. Помимо большого научного авторитета и организационных способностей А.И. Лейпунский обладал еще одним важным качеством – необыкновенным личным обаянием. К формированию учебных планов и чтению лекций на факультете он привлек выдающихся ученых, активно работавших на передовых направлениях научных исследований: И.Е. Тамма, М.А. Леонтовича, И.К. Кикоина, И.Я. Померанчука, А.Б. Мигдала, П.А. Черенкова, Л.А. Арцимовича, А.И. Алиханяна, Н.Н. Семенова, М.С. Козодаева, И.В. Обреимова и др.
   Основным принципом подготовки инженеров-физиков как специалистов нового типа было сочетание глубокой физико-математической подготовки на уровне университетских программ – с инженерной, в объеме ведущих технических вузов. Успешному решению поставленной задачи способствовала необычайная в те годы популярность атомной физики, высокий конкурс, дававший возможность хорошего набора студентов, и, конечно, повышенная стипендия, позволявшая студентам полностью отдаться учебе. В науку шли энтузиасты, энтузиастами были и учителя. Не случайно из первых выпусков факультета вышла плеяда крупных ученых, руководителей научных центров и лабораторий, лауреатов государственных премий, академиков и членов-корреспондентов Академии наук.
   Личные научные интересы Александра Ильича в те первые годы становления факультета и в последующее время были связаны с ядерной энергетикой. Он был организатором и первым заведующим специальной кафедры прикладной ядерной физики, в настоящее время носящей название «Кафедра теоретической и экспериментальной физики ядерных реакторов» (5). В течение 15 лет, до 1960 года, он непосредственно руководил кафедрой, но и в дальнейшем, будучи научным руководителем Физико-энергетического института (сейчас Государственный научный центр Российской Федерации – Физико-энергетический институт им. А.И. Лейпунского), до самой кончины не порывал с ней связи. Александр Ильич был прекрасным педагогом и замечательным лектором, удивительно интересным, разносторонне образованным человеком. Многие выпускники кафедры, включая и авторов этой статьи, посвятили себя ядерной энергетике и стали патриотами отрасли в значительной мере под влиянием Александра Ильича.
   Шли годы. Менялись и конкретизировались требования к будущим специалистам. Формировались новые специализации. Родившийся в недрах ММИ инженерно-физический факультет дал название всему институту, определившее его дальнейшее развитие как учебного и научного центра. Будучи одним из основных научных руководителей отрасли, А.И. Лейпунский придавал большое значение формированию и развитию научных исследований на кафедрах, активному участию в научной работе преподавателей и студентов. По его инициативе и под его научным руководством в МИФИ была создана межкафедральная Проблемная физико-энергетическая лаборатория, которая вела комплексные научные исследования в области ядерной энергетики, включая исследования по реакторам на быстрых нейтронах. При его активном содействии в МИФИ был построен исследовательский реактор, позволивший создать уникальную экспериментальную базу для фундаментальных и прикладных исследований в области ядерной физики, радиационных процессов и физики ядерных реакторов.
   Прошло более 30 лет после смерти Александра Ильича Лейпунского. За эти годы произошли большие изменения в стране и в отрасли. Изменился и МИФИ, ставший государственным университетом. Но название «инженерно-физический» обязывает нас хранить и развивать лучшие традиции, заложенные А.И. Лейпунским и его соратниками.
   Через два года МИФИ отметит 60-летие организации инженерно-физического факультета. Это будет хороший повод не только еще раз вспомнить добрым словом Александра Ильича, но и подумать, как в новых условиях сохранить и развить то главное направление, для которого и был создан МИФИ.

Л. Юрова,
Почетный профессор МИФИ.
В. Наумов,
профессор кафедры 5.

“Он сажал деревья…”

   В августе 1972 года проститься с Александром Ильичем в Обнинск приехали А.П. Александров и другие коллеги по ЛФТИ. Помню слова Ю.Б. Харитона: “Мы разводили цветы, а Александр Ильич сажал деревья…”
   Один из первых ядерных физиков страны А.И. Лейпунский в 30-е годы развил ядерные исследования в Харьковском физико-техническом институте, а в 40-е годы активно включился в работу по урановому проекту, отдав последнюю четверть века своей жизни ядерной энергетике, открывающей человечеству новые перспективы развития без ограничений по дешевому и общедоступному топливу и по отравлению среды продуктами горения. Ее первый, “конверсионный” этап связан с выросшими из военной техники тепловыми реакторами, он с самого начала рассматривал как “разгонный участок” и источник плутония для большой ядерной энергетики на основе быстрых реакторов.
   Кроме энергии деления, в миллионы раз большей, чем при химическом горении, фундаментальным физическим ресурсом реакторов для решения практических задач является избыток нейтронов (ИН) сверх единицы, необходимой для поддержания цепной реакции. Для оружия, производства плутония и трития, атомных подводных лодок и первых АЭС достаточен ИН меньше единицы, но перед большой ядерной энергетикой встает множество новых проблем воспроизводства, экономики и безопасности, для решения которых, с учетом неизбежных потерь, необходим ИН гораздо больше единицы.
   Как и Э. Ферми (его выступления в 1944 году мы прочитали лишь много позже), А.И. Лейпунский в 40-е годы независимо построил научную постановку задачи ядерной энергетики на оценке нейтронного баланса, обнаружив уникальный ИН быстрых реакторов (БР) с топливом на основе урана и плутония (теоретически ~2,3 по сравнению с ~1 для тепловых и 1,3 в торий-урановом цикле). Э. Ферми после войны вернулся к фундаментальной физике, оставив быстрые реакторы своим ученикам в Аргоннской национальной лаборатории, а А.И. Лейпунский возглавил в СССР разработку физических и технических основ и самих реакторов на быстрых нейтронах.

   А закончить сообщение о торжественном заседании хотелось бы словами из книги избранных трудов и воспоминаний о А.И. Лейпунском:
   Поддержанный И.В. Курчатовым, Александр Ильич “заразил” идеей БР министра среднего машиностроения Е.П. Славского и его ближайших сотрудников А.И. Чурина, А.Д. Зверева и др., внесших в это дело очень многое и сделавших разработку по БР одной из главных в Средмаше. К исследованиям и разработке проектов БР были привлечены ведущие НИИ и КБ отрасли. Итогом этой деятельности стали опытные реакторы БР-5(1959 г.), БОР-60 (1969 г.), первые промышленные реакторы БН-350(1972 г.) и БН-600(1980 г.). В конце 60-х годов была начата разработка перспективных проектов БН-800 и БН-1600.
   А.И. Лейпунский стал признанным в мире научным лидером в области быстрых реакторов, к нему обращались за советом и обсуждали планы ядерщики США, Франции, Великобритании, принявшие близкие к нашим технические решения. Сотрудничество с ними было полезным и для нас.
   А.И. Лейпунскому первому Россия обязана лидирующими позициями в быстрых реакторах. Прогресс в них на уроках полувекового опыта и с учетом новых условий позволит вернуть ядерную энергетику из состояния выживания на энергетическом рынке к активному решению задачи большой ядерной энергетики, поставленной нашими учителями. Это понимание зреет и в США, и в других странах. Достаточно указать, что в программе разработки АЭС 4-го поколения три из шести принятых направлений связаны с быстрыми реакторами. Для России сохранение и укрепление лидирующих позиций в БР — шанс сохранить достойное место в мировом научно-техническом прогрессе и самостоятельную роль в ядерной энергетике.
   Привлеченный в 1958 году Александром Ильичем к чтению лекций на его кафедре в МИФИ, а затем в качестве его заместителя в ФЭИ, в том числе по разработке и созданию БР, я и через 30 лет после него считаю решение “задачи Ферми-Лейпунского” — одной из наиболее значимых идей физики ХХ века, не нашедшей пока удовлетворительного практического решения, — своим главным делом, а концепцию и разработку быстрого реактора БРЕСТ — развитием поставленной А.И. Лейпунским в 40-е годы этой фундаментальной задачи. Освоенные за прошедшие полвека военные и мирные ядерные технологии и накопленный “опыт, сын ошибок трудных”, позволяют рассчитывать на демонстрацию новых БР, отвечающих требованиям большой энергетики по экономике и безопасности, уже в первые декады ХХ1 века.
   Решение поставленной А.И. Лейпунским задачи — прекрасное поприще для новых поколений его учеников, ищущих достойного применения своим знаниям и талантам.

В. Орлов,
доктор физико-математических наук,
профессор, академик РАЕН.