ГАЗЕТА МОСКОВСКОГО ИНЖЕНЕРНО-ФИЗИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА (ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА)

Издается
с 1960 года


«ЧЕРЕНКОВСКОЕ ИЗЛУЧЕНИЕ»

   С Павлом Алексеевичем Черенковым я познакомился в 1957 году, будучи студентом 5-го курса инженерно- физического факультета МИФИ.
   До этого я слышал о Черенковском излучении, а впервые увидел его на реакторе павильона Атомной энергии ВДНХ СССР.
   … В аудиторию, где разместилась наша группа в ожидании лектора, вошел человек чуть выше среднего роста с приятным русским лицом и придыхательным голосом. Он представился и сказал, что в процессе прохождения нашего курса мы будем изучать явления и аппаратуру, окружающие ускорители, а также работу с ускоренными пучками.
   Какое первое впечатление сложилось у меня о П. А. Черенкове? Это, в первую очередь, большая скромность и доброта в отношении к людям.
   К лекциям он относился как к работе, которую надо выполнить, научив студентов тому, что он знал сам. А знал он много! В этом я убедился, когда изучал курс П.А. Черенкова и задавал очень много интересующих меня вопросов.
   Много теплых слов Павел Алексеевич говорил о своем научном руководителе Сергее Ивановиче Вавилове, хотя тот первые полученные результаты по неизвестному тогда излучению воспринимал скептически. Нужны были присущие Павлу Алексеевичу настойчивость, упорство и талант, чтобы открыть впоследствии названное его именем излучение — Черенковское. И это в 30 лет!
   Не без юмора теперь Павел Алексеевич рассказывал о первой публикации по вновь открытому излучению. Впервые материал был послан в журнал Королевского общества Англии. Оттуда пришел отказ с возвращением всех материалов: текста и рисунков. Как говорил Павел Алексеевич, он был обескуражен и расстроен. Пошел к С.И. Вавилову и обо всем ему рассказал. Сергей Иванович посоветовал все материалы сообщения переложить в новый конверт и послать в американский физический журнал. Через некоторое время статья вышла в свет, а излучение с тех пор стало называться “Черенковским”. До сих пор приходится слышать о якобы случайном характере открытия Черенковского излучения.
   Несколько слов о роли С.И. Вавилова в этом вопросе. Хотя он был научным руководителем П.А. Черенкова, направляя его исследования и анализируя полученные результаты, ему хватило такта и порядочности, присущих русской научной интеллигенции, не войти в соавторы к своему аспиранту, несмотря на то, что он имел на это полное право. И очень жаль, что С.И. Вавилов рано ушел из жизни в 1951 г.: иначе бы он стал наравне с П.А. Черенковым равноправным лауреатом Нобелевской премии, которую посмертно, как известно, не присваивают.
   В этом плане можно согласиться с тем, что в 1976 г. Черенковское излучение в СССР стали называть излучением Вавилова-Черенкова. Весь же мир его называет только Черенковским, а приборы на его основе — черенковскими счетчиками. Такова жизнь!
   Закончить эту небольшую заметку можно следующими словами: Павел Алексеевич Черенков стоит в одном ряду в становлении российской научной физической школы с М.В. Ломоносовым, П.Н. Лебедевым, С.И. Вавиловым и др. Слова «Черенковское излучение» навсегда вошли в сокровищницу мировой цивилизации.

Н. Гаврилов, профессор.