ГАЗЕТА МОСКОВСКОГО ИНЖЕНЕРНО-ФИЗИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА (ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА)

Издается
с 1960 года


ЗАВЕДУЮЩИЕ КАФЕДРОЙ ЭФУ

   Перевели меня на обучение по заявлению на кафедру 14 после окончания третьего курса в 1957 году. В то время одна учебная группа специализировалась по двум кафедрам в равных долях по 12 человек – по кафедре Электрофизических установок и по кафедре Электроники. Лекции за время обучения на старших курсах (4, 5 и 6) нам читали: Г.А. Тягунов («Физическая электроника»); П.А. Рязин («Теория колебаний», Теория ускорителей»); О.А. Вальднер («Техника сверхвысоких частот»); П.А. Черенков («Физические эксперименты на ускорителях»); М.И. Меньшиков («Вакуумная техника»); А.И. Алексеев («Теоретическая физика»); П.Н.  Чистяков («Газовый разряд»).

Г.А. Тягунов.


   Георгий Александрович Тягунов прекрасно читал лекции. Понятным литературным языком излагал суть предмета. Умел заинтересовать слушателей и владел аудиторией. Следует отметить, что он, будучи заведующим кафедрой, часто практиковал слушания лекций преподавателей кафедры «за дверью» с тем, чтобы не смущать лектора, особенно молодых преподавателей. Затем мягко и по-отечески делал им замечания и обращал внимание на недостатки, рекомендовал пути исправления их для последующих лекций. Был один случай, когда на одну из своих лекций Георгий Александрович пришел и по ошибке взял конспект предыдущей, уже прочитанной им, лекции. Когда это обнаружилось, он блестяще прочитал эту лекцию, как говорится, с листа, с выводом очень сложных формул, только в одной из которых не указал постоянный коэффициент. Он извинился перед аудиторией и на следующей лекции этот коэффициент уточнил.
   Георгий Александрович Тягунов был очень внимательным и обходительным человеком. Он никогда не раздражался и не повышал голос, был внимателен к любому сотруднику кафедры или собеседнику. На кафедре ходила легенда, что он всего один раз повысил голос, да и то вежливо, на Т.М. Печатникову. Когда та доняла его так, что он воскликнул: «Так нельзя, Тамара Мироновна!».
   Г.А. Тягунов к каждому сотруднику и даже к студентам относился как к равным, с уважением и доверием. Однажды летом мне нужна была справка из канцелярии института, которая, как и ректорат, находилась по адресу: ул. Кирова, 21. Поднимаюсь по лестнице, навстречу идет Г.А. Тягунов. Он поинтересовался, есть ли кто еще с кафедры здесь на Кировской. Я ответил, что нет, практически все в отпуске, а я пока еще на практике на Соколе. Он велел мне идти с ним к ректору для согласования письма в поддержку включения в Правительственный план создания протонного циклического ускорителя на энергию 70 ГэВ, строительство которого планировалось осуществить в г. Протвино. И мы втроем – ректор, Тягунов и я – согласовали письмо-поддержку, которое и ушло от МИФИ в Минвуз, Минсредмаш и Академию наук СССР.

О.А. Вальднер.


   Олег Анатольевич Вальднер прекрасно читал лекции и всегда четко рассчитывал объем материала в отводимые часы. Им было создано учебное пособие и издано в МИФИ в формате А4, что было удобно для студентов. Экзамены О.А. Вальднер принимал по плану, отводив студенту до 45 минут на подготовку и 15 минут на сдачу экзамена. Мне достался билет, на два вопроса из которого я сходу написал конспект ответов на экзаменационном листе, как требовал Вальднер, а на третий вопрос по антеннам вроде все знаю, а что написать, ну никак не соображу. Подошла очередь отвечать. Вальднер просмотрел конспект ответов и спрашивает: «А где про антенны?». Я говорю: «Не помню». Он начал меня спрашивать про коэффициент усиления, про коэффициент направленности и все остальное, а я все ответил. Олег Анатольевич обидчиво спросил: «А почему не написал?». Однако поставил «отлично». В дальнейшем он довел прием-сдачу экзаменов до совершенства. Вывешивал на кафедре и объявлял на консультации график для студентов – кому и во сколько приходить на экзамен с интервалом 15 минут. Поэтому студенты не томились в очереди на сдачу экзамена, а приходили за 15 минут до назначенного времени.
   В конце 60-х годов XX века и в 70-х годах кафедра тесно сотрудничала с Томским политехническим институтом и прежде всего с НИИЯФ при ТПИ, который проводил регулярные всесоюзные конференции в рамках Минвуза СССР по электронным ускорителям. Олег Анатольевич Вальднер был лично знаком с ректором ТПИ А.А. Воробьевым, был высокого мнения о молодом ученом А.Н. Диденко, который успешно решал крупные научные задачи и ставил новые. В конце 50-х годов он с блеском защитил кандидатскую диссертацию, а в 1968 году – докторскую диссертацию и стал заместителем директора НИИЯФ ТПИ, а впоследствии директором института.
   Памятные моменты тех лет.
   В 1972 году была очередная конференция в Томске. Меня уговорил Б.В.  Бехтев ехать поездом, т.к. дешевле, а за 3,5 суток отоспимся и потренируемся, готовясь к докладу. Оказалось, ехать так долго очень утомительно и «грязновато». В соседнем вагоне ехали сотрудники ИФП во главе с С.П. Капицей. Они везли на конференцию доклады про микротроны. Только приехали, поселились, и сразу надо было идти на пленарное заседание в актовый зал НИИЯФ ТПИ. С.П. Капицу пригласили в президиум заседания. Он в белой рубашке без галстука и воротник завернут вовнутрь. Я шепотом спросил Вальднера: «А чего Капица воротник завернул?». Вальднер шепнул: «Ты ничего не понимаешь. Он – спортсмен». Только потом я понял, Капица ехал в поезде, и у белой рубашки от пота и гари от паровозов и тепловозов воротник стал серо-черным, и пришлось его подвернуть вовнутрь.
   Как-то раз мы с А.П. Крюковым посетили Томск с целью инспекции ИРТ-2000 – второго учебного реактора после МИФИ, да и в мире, так как не было реакторов в высших учебных заведениях.
   В то время А.Н. Диденко готовил к опубликованию книгу «Сверхпроводящие волноводы и резонаторы». Я ему сказал, что, по словам Л.М. Севрюковой, все, кто помогал готовить отдельные разделы, учат всю книгу наизусть. Диденко возмущенно ответил: «Понимаешь в чем дело… Я выяснил, что все мои помощники знают только свой кусочек и ничего не знают про остальные части книги, над которой я, не разгибая спины, трудился больше четырех месяцев. Теперь даже поясница все время болит. Я им велел всю книгу выучить наизусть и буду проверять сам!». И они выучили. Мне он дал на изучение один из машинописных экземпляров рукописи. В 1973 году книга вышла в свет в издательстве «Советское радио».
   В 80-х годах А.Н. Диденко был избран членом-корреспондентом АН СССР и перешел на работу в АН СССР в г. Москве. Однако он продолжал научные исследования в области генерации гигаваттных уровней СВЧ мощности сильноточными высокоэнергетическими пучками.
   В 1988 году кончался пятилетний срок избрания по конкурсу О.А. Вальднера в должности заведующего кафедрой. В те годы заведующим кафедрой мог быть соискатель не старше 65 лет, а Вальднеру уже исполнилось 67 лет. Хотя он еще был мужчина «что надо» и собирался поработать до 80 лет. К сожалению, О.А. Вальднер не дожил всего пять дней до своего 80-летия. Светлая память ему. А в 1988 году на должность заведующего кафедрой была предложена кандидатура А.Н. Диденко, который успешно возглавляет кафедру более 18 лет.
   А.Н. Диденко на высоком уровне поддерживает традиционные направления развития учебного процесса и научных исследований, заложенных его предшественниками, и активно внедряет новые, отвечающие современным требованиям. В учебном процессе – это подготовка высококвалифицированных молодых преподавателей, прежде всего из числа сотрудников, успешно закончивших аспирантуру и защитивших диссертации. Введены новые учебные курсы, лабораторные практикумы.
   Создана научно-исследовательская лаборатория «СВЧ-энергетика», которая занимается исследованием процессов разрушения различных материалов при сверхбыстром нагреве СВЧ-энергией. Другим перспективным направлением лаборатории является создание новых источников света. Отметим здесь, что Г.А. Тягунов впервые стал заведующим кафедрой МЭИ «Электровакуумной и светотехники». А.Н. Диденко через 60 лет блестяще решает задачу по созданию современных источников света.
   На кафедре с 2002 года в рамках хоздоговоров и госбюджетного финансирования ведутся работы по применению высокочастотных и СВЧ-технологий при утилизации жидких радиоактивных отходов.
   В последние годы А.Н. Диденко ввел традиционное совместное чаепитие защитившихся дипломников и Государственной экзаменационной комиссии, где ведущие ученые и государственные деятели напутствуют новое поколение выпускников кафедры на успешную работу на благо нашей страны. Выпускники делятся своими впечатлениями, пожеланиями и выражают благодарность кафедре, институту и преподавателям. Если ГЭК – это последний экзамен, защита дипломного проекта, то собрание после заседания ГЭК можно назвать Посвящением выпускников в инженеры-физики будущего нашей Родины.

И.С. Щедрин,
кандидат технических наук,
доцент.