ГАЗЕТА МОСКОВСКОГО ИНЖЕНЕРНО-ФИЗИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА (ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА)

Издается
с 1960 года




Я — с ИМО!

   Когда Анна пришла к нам в редакцию, студенческие корреспонденты с интересом «прощупали» ее, задавая различные каверзные вопросы. И получили спокойные, дружелюбные ответы. В общем, не напугали. Естественно, вся беседа не вошла в этот материал, только основные моменты, которые, как нам кажется, дают представление о личности этой обаятельной девушки.
   Итак, представляем – Анна Дьячкова, студентка второго курса Института международных отношений. Училась в московской школе, в гимназическом классе, но любимым предметом всегда оставалась математика. Хорошо знает английский и немецкий языки. Читает в подлиннике Шиллера и Гете. Родители – выпускники МИФИ – часто вспоминают институт, «Волгу». Поэтому к окончанию школы Анна для себя решила: «МИФИ – мой вуз». Поступила на гуманитарный факультет.

   — Гуманитарный в МИФИ! Некоторые считают, что это нонсенс! Ты вообще сама веришь, что то, чему вас на ИМО учат, действительно востребовано?

   — Я в этом абсолютно уверена. На моем факультете готовят не дипломатов, а специалистов в области международного научно-технологического сотрудничества. Поэтому, кроме физики и математики, изучаем иностранные языки, психологию, правоведение, деловой этикет и другие интересные предметы. А наши выпускники работают и в Федеральном агентстве по атомной энергетике, и в МИДе России, и в ОАО «Техснабэкспорт», и в других перспективных специальных организациях. Лично я хочу попробовать себя в заключении международно-технических договоров.
   — Ладно, убедила. А что ты делаешь хорошего для души?
   — В театры хожу. Книги хорошие читаю: классику, детективы. Например, нравится «Парфюмер» П. Зюскинда. Я эту книгу три раза перечитывала.
   — Фу, там такой сюжет... Ну не знаю… А из современной русской литературы что нравится?
   — Борис Акунин, потому что пишет о девятнадцатом веке. Татьяна Улицкая тоже хорошо пишет о прошлом.
   — Интересуешься прошлыми веками?
   — Да, очень. Прошлое всегда хранит много привлекательных тайн.
   — Ну а русская классика тебе интересна?
   — Точно не могу сказать. Школьную литературу воспринимала как обязаловку: там же надо было план составить, разобрать, сочинение написать. Мое мнение никогда не совпадало с мнением учителя. Он говорил, что я не так расставляю акценты, и ставил мне часто тройки.
   — Какие еще есть интересы?
   — Да много чего. Спортивная гимнастика. Занимаюсь не для результатов, а для удовольствия. Силы хорошо восстанавливает и помогает поддерживать себя в форме. Люблю музыку слушать: и классическую и R’n’B. Раньше играла на ксилофоне. Надо мной друзья всегда шутили, в свою группу звали: «Будет у нас единственная рок-группа, где девушка на ксилофоне играет».
   Еще фильмы снимаю на разные темы. Это серьезное увлечение: здесь и операторская работа, и режиссерская, и звукооператорская.
   — Как ты относишься к тому, что по телевидению и в СМИ идет реклама образа жизни, ну, мягко говоря, не очень нравственного? Вообще ты об этом задумывалась?
   — Вот в детстве, наверное, это чувствовалось – очень сильное давление американской культуры. Я не сторонник ее. С Нового света нас заваливают низкопробными фильмами, рекламой их образа жизни, их политикой. Вот и систему образования хотят у нас ввести, как в Америке. Я считаю, что это абсолютно не приемлемо для России, потому что у нашей страны своеобразный путь развития. При этом против нас ведется такая политика во всем мире, чтобы поссорить нас с кем только можно. Отсюда эти конфликты и в Польше, и в Эстонии.
   — Твои умозаключения основываются на личных наблюдениях, чтении прессы, исторической литературе?
   — Я интересуюсь историей России. У меня был очень хороший учитель по истории. И я в школе еще задумывалась над этим: мы и не с Востоком, потому что у нас свои традиции, другой образ жизни, и не с Западом: у нас ментальность другая. В общем, свой особенный путь. Мы ведь другие. Есть все-таки понятие «русская душа» — это что-то широкое, непреодолимое стремление к добру.
   — Связь поколений должна быть тесной?
   — Обязательно! Надо интересоваться своими корнями и образом жизни наших предков, их традициями. В этом нам прежде всего помогают наши родители, бабушки, дедушки.
   — А друзья у тебя в основном с ИМО?
   — Больше времени я провожу, конечно, со своим потоком, с теми, кто ходит на гимнастику, да и школьные друзья никуда не деваются.
   — А с другими факультетами общаетесь?
   — Да, бывает. Вот на первом курсе, когда зачеты сдавали по физике, все жутко нервничали. Так к нам приходили ребята с «Т» и «Ф» – поддерживали нас и помогали готовиться.
   — Тяжело учится?
   — На первом курсе легко шло, все проглатывала. Сейчас сложнее. Вот сессия на носу – я в ужасе. Не знаю, как сдавать буду. У нас все сейчас бегают немного ошалелые.
   — Если бы ты стала ректором МИФИ, чтобы сделала для оживления жизни в институте, чтобы чувствовался мифистский дух?
   — Наверное, надо больше проводить интересных мероприятий в институте, тематических встреч, где люди могли бы высказать свое мнение, познакомиться с теми, кто здесь учится. Как ректор, я бы чаще выступала перед студентами, отвечала бы на их вопросы и прислушивалась к их предложениям.
   — А какие у тебя планы после окончания института?
   — Мечта жизни — поехать в Германию, но, как жизнь сложится.
   — А почему именно туда?
   — Была там в детстве. Я вообще в детстве, да и сейчас, много путешествовала, с родителями побывала в разных местах. Но вот Германия сразу покорила. Нигде я больше не видела таких чистых и цветущих городов.
   — Но, если впереди намечается блестящая карьера, и встретится человек, которого полюбишь и захочешь связать с ним жизнь, что ты выберешь?
   — Конечно, любимого. Семья на первом месте.
   — Как ты себе представляешь семейную жизнь?
   — Любимый муж, дети — двое, трое, четверо…
   — Какие качества ты хотела бы видеть в любимом человеке?
   — Ум, привлекательность (при этом мое мнение может не совпадать с общепринятым), доброта. Ну и, конечно же, верность. Трудно без взаимного доверия детей растить.
   — А если у мужа проблемы будут с работой, получать будет мало?
   — Тогда я работать пойду, а он детей будет воспитывать.

Наш. корр.