ГАЗЕТА НАЦИОНАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО ЯДЕРНОГО УНИВЕРСИТЕТА «МИФИ»

Издается
с 1960 года


«ВЫ НАМ ОЧЕНЬ НУЖНЫ...»

(Продолжение. Начало на стр. 1)

36

         Во встрече приняли участие ветераны Великой Отечественной войны профессора М.И. Рязанов, Б.И.Николаев, А.Г.Филиппов, доцент А.Н. Климов, а также — председатель Совета ветеранов, советник ректора Н.С. Погожин, и.о зав. кафедрой 67, советник ректора В.П. Гладков, председатель ОПК А.П. Трофимов, главный редактор газеты «Инженер-физик» С.С. Николаева, классный руководитель 10 -А- класса лицея №1511 И.Г. Белецкая, учащиеся лицея, студенческие корреспонденты и студенты ИМО.

    Очень тепло представлял наших фронтовиков заместитель председателя Совета ветеранов Владимир Петрович Гладков, который вел эту встречу.

  Я знаю этих замечательных 

людей много лет. У них все чрезмерно: чрезмерное трудолюбие,ответственность,               М.И. Рязанов

большая любовь к студентам. У них много учеников. И до сих пор они делятся своим опытом и знаниями. Вам, ребята, просто повезло, что вы имеете возможность познакомиться с этими людьми. Попросим ветеранов поделиться воспоминаниями, дать напутствие молодым.

Борис Иванович Николаев, профессор-консультант кафедры 10 — молекулярной физики. Более 20 лет возглавлял эту кафедру.

Борис Иванович начал разговор о МИФИ, который любит и за который переживает душой. Привел примеры, как развивается сегодня наука. Высказал пожелания студентам успешно учиться, а лицеистам обязательно поступать в МИФИ.

Работа в ядерной области очень сложная и очень интересная. Здесь надо хорошо знать теоретическую физику, потому что все процессы сугубо нелинейные.  великое мастерство требуется от специалистов: это знания инженерного дела и – обязательно теории.

37

Многофункциональные элементарные интегральные уравнения раньше ни одна вычислительная машина не брала. 

Но в МИФИ была разработана программа, которая позволила решать их, находить потоки, скорости, течения и вычислять все параметры быстровращающихся машин. И даже в Курчатовском институте стали пользоваться нашими методиками...

Потом Борис Иванович поделился воспоминаниями о войне.

  Когда началась война, я окончил всего восемь классов. В июне поехал в деревню отдыхать. И вдруг война. Я бегом на станцию –   там уже резко сократили движение                   Б.И Николаев.  

пассажирских поездов. Тогда я сел на велосипед и помчался в Москву. Приезжаю в школу, а там уже все наши собрались, у всех желание — на фронт. Мы были патриотами.

38

Побежали в военкомат – а нас не берут: нам только по 16 лет. Говорят, поезжайте в колхоз: мужчин нет, одни женщины, надо помогать. Организовали бригаду, поработали. Приезжаем и снова в военкомат – хотим на фронт! Нам говорят: «Рано». Распределили нас по военным объектам, я попал к Костюкову в НИИ-3, где были изобретены и выпускались «Катюши». Проработал там до пятого разряда токарем. И, когда узнал, что набирают курсантов в артиллерийское училище сунулся туда – но от меня отвернулись. Кто-то шепнул: «Припиши себе годик». Я годик приписал и меня взяли. Мне повезло: наш преподаватель           А.Н. Климов.          математики – артиллерист – построил обучение так, что за восьмой класс мы освоили программы девятого, десятого и даже некоторые разделы курса высшей математики. И он научил нас считать артиллерийские данные по карте. Так что, я пошел и сразу сдал экзамены в артиллерийское училище.

Это был декабрь 1942 года. А в ноябре 1943 года в звании младшего лейтенанта – на Второй Украинский фронт.

И вот я начал воевать. Сначала мне дали семидесяти шестимиллиметровые пушки. Погода была самая студеная и кашеобразная. Мы и немцы стояли вразнобой – и не поймешь, где кто. «Катюши» били иногда по немцам, иногда по своим. Но мы разобрались, организовали оборону, пристрелялись и начали лупить из пушек. Вот тут-то и сказались навыки, которые получил в училище. После того, как разгромили немцев под Каменкой, мы двинулись вперед. Сначала – конная тяга: на лошадях тащили пушки семидесяти шестимиллиметровые, они не тяжелые — около тонны. Потом лошади выбыли из строя – запрягли украинских быков. А когда и быков не стало, стали трофейную технику собирать, цепляя к ней пушки. Шли с боями. Потерь было много.

   39

… Я привык верить в свою защищенность. Пули свистят, рвутся снаряды, мины – ничего меня не берет. И я даже перестал нагибаться. Началось с того, что когда я искал комбата – шли два солдата. Я спрашиваю: «Где комбата найти?». Они говорят: «Идем с нами». Пошел. Вдруг – шух-шух-шух – минометный налет. Они мне кричат: – ложись! А я не пойму, в чем дело – в первый раз я услышал мины, шуршащие. Пока я оглядывался, лег, полежал, встаю – а их нет уже. Одного и второго убило тут же.

По ночам мы пушки перетаскивали – готовились к наступлению, а днем сидели, укрывшись, замаскировавшись. А ночью опять двигались. Рано утром «мессершмитты» вылетали, выстраивались цепочкой и начинали обрабатывать. Как уменьшить потери? Я стал обучать молодых солдат. Говорю: «В открытом поле видишь: пикирует на тебя бомбардировщик. Если бомбы летят, отдаляясь от тебя – беги в обратную сторону, с тем чтобы увеличить расстояние между взрывом и укрытием, которое найдешь. И наоборот: если летят на тебя – надо навстречу бежать, и не взорвешься. А если она неподвижна – это твоя». 

40

И вот я рассказываю солдату, поднимаем головы, смотрим: бомба над нами висит – это наша. Только я его толкнул, в нескольких метрах – бах — сто килограммов. Меня контузило. Я настоял, чтобы не отправляли в тыловой госпиталь. Потому что из госпиталя обычно направляли в другую часть. А я хотел вернуться к своим. Меня месяца полтора продержали в медсанбате – девятнадцать лет мне было – и опять направили воевать. И дошел я до Румынии. Брали город Ясы. Подбили там четыре танка… И там первый раз меня ранило.

— Борис Иванович, а где Вы победу встретили?

После госпиталя меня перевели на Третий Украинский фронт – потом пошла Венгрия, Чехословакия, Австрия и, когда я был под самой Веной, война закончилась.

...Хочу обратить внимание молодежи вот на что: надо себя воспитывать и закалять. Без спорта учеба неэффективна и жизнь трудна. Я, например, почти всеми видами спорта занимался. И даже был инструктором по лыжному спорту – учил ходить на лыжах солдат, которые ехали воевать в Финляндию. Спорт для учеников и студентов после учебы должен быть на первом месте.


41

Михаил Иванович Рязанов, профессор кафедры 32 — теоретической ядерной физики. В течение нескольких лет возглавлял эту кафедру.

— По возрасту меня взяли в армию только в 1944 году. Я был в училище, потом командовал саперным взводом. Мы, в основном, разминировали.

В.П. Гладков: — Михаил Иванович, извини меня, пожалуйста. Я хочу уточнить: что такое сапер? Это тот, кто все время, каждую секунду рискует. Не зря поговорка есть: «Сапер ошибается только один раз».

М.И.Рязанов:

Вот такая деталь – мне было восемнадцать, а у меня во взводе все – пятидесятилетние бойцы. И они мне казались стариками, в общем, положение было довольно любопытное.


42

К сожалению, таких историй, как сейчас мы слышали, я рассказать не могу. Но хочу немного сказать вам, ребята, о нашем институте, почему он хороший. Я некоторое время работал по обмену в Питсбурге, в Америке, в Лондоне. И мог сравнивать: подготовка на нашей кафедре теоретической ядерной физики – на уровне самых высоких мировых стандартов. Недаром у нас за такой небольшой период существования кафедры больше десятка наших выпускников стали академиками и членкорами. Поэтому, если у вас есть интерес к занятиям наукой, то, пожалуйста, поступайте в наш университет – вы об этом не пожалеете. Самое интересное – занятие наукой. Каждый день вы что-то обдумываете, постигаете, открываете для себя. Поэтому я призываю вас поступать в МИФИ. Каждый из вас должен определиться, где ему будет интересно, где он сможет творчески трудиться. Жизнь сладкая бывает не только от денег, между прочим. Вот, когда у тебя получается, когда видишь плод своего труда и начинаешь себя за это уважать, – это приятная сторона жизни.

Аполлон Николаевич Климов, доцент кафедры 5 – теоретической и экспериментальной физики ядерных реакторов. Был заместителем декана, в течение 20 лет – заместителем заведующего кафедрой по учебной работе.

43

— Я закончил школу в 1941 году. Только закончил — началась война. Однако все-таки подал заявление в МГУ на мехмат, потому что математика была моим любимым предметом. И меня тут же зачислили, поскольку я был отличником. По направлению комсомола я пошел работать на шарикоподшипниковый завод. Там были организованы цеха специально для фронта. 1 сентября пошел в университет. Через полтора месяца на лекции по высшей алгебре нам сообщают, что по решению правительства занятия прекращаются, университет эвакуируется в Среднюю Азию. Кто не едет, может получить в деканате документы. Что я и сделал. И снова стал работать на заводе.
    В 1942 году обстоятельства улучшились: стали открываться институты. Я поступил в Станкин, там прозанимался год. А после второго семестра вызвали в военкомат.          
А.Г. Филиппов 

Я был негоден к воинской службе, потому что с детства — очкарик. А наш военкомат смотрит: фрицы в очках воюют, а наши очкарики хуже, что ли? И всех очкариков призвали в армию. Нас направили в Тулу, там формировалось управление 60-го стрелкового корпуса. И я попал в батарею, командующую артиллерией, связистом.

Осенью сорок третьего года, в составе 60-го корпуса, оказался на Калининском фронте. Потом мы попали в Прибалтику, были в Литве, Латвии. А в сорок четвертом году нас перебросили на юг, на Третий Белорусский фронт. И вот там была операция «Багратион», у меня есть орден Красной Звезды за участие в ней.

44

Затем вошли в Восточную Пруссию. Наша часть взяла территории западнее Кенигсберга...

У меня брат был, тоже очкарик, на полтора года меня младше. Его призвали только в сорок третьем году, и он попал в Норвегию, в полк бронетранспортеров. Мы с ним переписывались. И вдруг я от него получаю письмо, что их часть отправляется в Кенигсберг. А потом – письмо, в котором он говорит, где находится их часть. Я пошел к начальнику нашего штаба: «Разрешите мне с братом встретиться». «Да, пожалуйста», — говорит. Дорога проходила вдоль побережья. И вот, когда я доехал до Кенигсберга, смотрю, навстречу идут солдаты, а среди них Валька, мой брат. Я догоняю его, беру за плечо, он обернулся и аж обалдел при виде меня. Вот такие чудеса бывают на фронте.

…А в МИФИ я попал следующим образом. Демобилизовали меня в сорок пятом году, в ноябре. Мой сосед по квартире говорит: «У Павелецкого вокзала атомный институт открылся. Туда берут на все курсы». Он тогда назывался Московский механический институт боеприпасов. И вот, с сорок шестого года я стал заниматься в МИФИ. Окончил в сорок девятом году. И с тех пор уже шестьдесят лет проработал здесь, на этой самой кафедре.


45

Александр Гордеевич Филиппов, профессор кафедры 26 — электронных измерительных систем. Больше 20 лет возглавлял эту кафедру.

— Мы с Борисом Ивановичем Николаевым, оказывается, на соседних фронтах воевали. В то время серьезным оружием был станковый пулемет, который требовал соответствующей подготовки. И вот ваш покорный слуга был командиром пулеметного взвода.

...Это был период большого летне-осеннего наступления нашей армии, которое началось после битвы на Курской дуге. Один из самых трудных и важных этапов войны. Шли ожесточенные кровопролитные бои. В наступлении кроме Юго-Западного фронта участвовали войска Центрального, Воронежского, Степного и Южного фронтов – общей численностью 2.5 млн. человек. Противник отступал, яростно сопротивляясь.

В бою у г. Запорожье в ночной атаке Александр Гордеевич был тяжело ранен. Пришел в сознание, когда его санитары укладывали на тележку собачьей упряжки. В медсанбате ему сделали операцию. Но еще много осколков (больше десяти) осталось у него в ногах и часто напоминают ему о тех военных годах…


46

…Историки подсчитали, что только трое из каждых 100 человек рождения 1923-1925 гг., направленных на фронт, вернулись домой.

А потом В.П. Гладков представил Николая Семеновича Погожина, который возглавляет Совет ветеранов нашего университета. Во время войны он был совсем мальчишкой и испытал ужас оккупации и бомбардировок.

Николай Семенович Погожин:

— Ребята, вы понимаете, что тяжелейшую войну выиграли вот эти наши ветераны, которые мальчишками шли на войну добровольно… Шли умирать за свое отечество, за своих родных, близких, за всех тех, кто сейчас на этой земле живут. Если бы они не выиграли эту войну, то нас с вами точно бы не было. Мы должны склонить головы перед этими людьми. И — перед памятью павших в боях, и тех, кого уже нет среди нас

— Николай Семенович, а за что Вы получили военный орден?

— Орден «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» третьей степени я получил за работу с ядерными боеприпасами. В воинской части на заводе делали элементы ядерных зарядов. Так называемые составные части: датчики, автоматику, корпус и так далее. Они к нам поступали в разобранном виде. Мы по ночам, под землей (и только офицеры) собирали эти боеприпасы, проверяли их с помощью определенных приборов. Далее, проверив их состояние и боеготовность, отправляли в хранилище. Там они хранились до тех пор, пока не надо было привести в самую высокую степень готовности, собрать и отправить на соответствующие установки.

Там же, в городе Лесной, окончил вечернее отделение филиала МИФИ. Потом меня направили работать в Москву, где я занимался переподготовкой офицеров и немножко наукой.

Через восемь лет меня направили в МИФИ. Когда я возглавил военную кафедру, провел работу по максимальному приближению обучения на ней к профилю института. Потом более 18 лет — проректор по безопасности. Сейчас я советник ректора и председатель Совета ветеранов МИФИ.

… У меня единственное пожелание к ребятам из лицея: обязательно приходите к нам в МИФИ. Здесьбогатейшая история, здесь готовят прекрасных специалистов, здесь студентам помогают. Ленивых, конечно, вынуждены отчислять. А мало-мальски желающих учиться наши профессора, доценты, преподаватели обязательно научат тому, что вам необходимо в этой жизни.

Ребята слушали с большим вниманием. А свои чувства лицеисты выразили в песнях, которые спели для ветеранов. Без музыкального сопровождения очень здорово пели: «Комсомольцы — добровольцы», «Землянка»... А ветераны и все присутствующие подпевали.

Встреча подошла к концу, ребята словно прилипли к ветеранам, не хотели расставаться. Задавали вопросы, помогали одеться, провожали.

Классный руководитель Ирина Георгиевна Белецкая (спустя несколько дней после встречи):

— Мы с ребятами до сих пор под впечатлением от этой встречи. Все просто потрясены. Ветераны войны, в таком преклонном возрасте, а сколько в них энтузиазма, жизнелюбия, желания донести до молодежи свою любовь к МИФИ, к своей Родине. И пели с нами, и шутили. Они не устали от жизни. При таких людях просто стыдно ныть. И вы знаете, все ребята признавались, что после этой встречи у них было ощущение радости.

P.S. К сожалению, ветеран войны, профессор кафедры 12 Владимир Иванович Зуев не смог принять участие во встрече: уже в институте ему стало плохо, и он был срочно госпитализирован. На сегодняшний день, как нам сообщили, он идет на поправку. Желаем ему укрепления здоровья и много радости.

Всем нашим ветеранам желаем хорошего здоровья. Берегите себя. Вы нам очень нужны.

 

С. Николаева,

Е. Злотник,

В Санникова.

Фото В. Строковского.